Последние новости

  • Транспортная прокуратура начала проверку «Домодедово» и «Бесовца»

  • В авиакатастрофе в России погибли два украинца

  • Масштабный пожар в Киеве: на Крещатике слышались взрывы

  • ГПУ задержала рейдеров, захвативших три корпуса санатория в Крыму

  • В ДТП на Столичном шоссе погиб депутат из партии Тигипко

  • В небе над Крымом у самолета Тегеран-Киев отказал один из двигателей

  • КС Украины признал неконституционным использование красного флага

  • Пожар в Броварах

  • С Януковича спросили за демократию

  • В Донецке ограбили ювелирный отдел ЦУМа

  • Праздники Украины


    Рейтинг@Mail.ru




    « Через месяц предприниматели смогут делать всё, что захотят | На сайте Госархива открылась выставка к 75-летию стахановского движения »


    5 августа 2010

    Разбойники и бандитыКогда в Луганске садишься в маршрутку или такси и слышишь, как хриплый голос на волне радио «Шансон» поёт о тяжёлых воровских буднях, особо внимания на это не обращаешь. Зато не раз приходилось слышать по этому поводу нарекания приезжих, часто, кстати, луганчан, которые полгода пожив в столице или пару раз посетив какую-нибудь западную область Украины, вдруг почувствовали себя глубоко цивилизованными и культурными: «Вот у нас (в Киеве, Черновцах, селе Кизяково Ивано-Франковской области – нужное подчеркнуть) такого нет, и никогда не было, да и не будет». И потом снисходительно добавляют: «Ну да что с вами поделаешь, это ж Донбасс, тут же одни уголовники». Спорить не буду – действительно, население Донбасса формировалось из весьма специфического контингента, по большей части с криминальным уклоном. Но справедливости ради следует заметить, что «Шансон» звучит далеко не в каждой луганской маршрутке, а киевские и львовские водители слушают отнюдь не исключительно Баха или Бетховена. Был там, слышал.

    Собственно, речь не о том. Не о том, что слушают, а о том, почему слушают.

    В общем-то, идея написания этой статьи возникла в тот момент, когда стоя на остановке, я рассматривал расклеенные на тумбе афиши и натолкнулся на какую-то рекламу костюмированного представления для детей с тестом вроде «Робин Гуд – благородный разбойник, защитник справедливости». Тут же родилась мысль о криминальном эпосе как неотъемлемой составляющей народной культуры.

    Во всяком эпосе обязательно есть народный герой. Без него никуда. Но вот образ народного героя, – каков он на самом деле?

    Герой всегда наделён особыми, отсутствующими у обычных людей, свойствами: чудесной силой, храбростью, иногда даже некими мистическими способностями. Герой в одиночку сражается с целой армией врагов и побеждает их, он защищает слабых, отстаивает справедливость и противостоит злу во всех его проявлениях. Сразу возникает образ богатыря вроде Ильи Муромца – гордого, независимого, неустрашимого народного защитника. Всё понятно – можно ставить точку.

    Но давайте разберёмся, с кем сражается Илья Муромец? Идолище, Калин-царь, Соловей-Разбойник – это всё метафорические образы «поганых», ближайших соседей Руси, кочевников, язычников-литовцев, татар, внешних врагов так сказать. Ну, понятное дело, все эти народы угрожали спокойствию мирных граждан, жгли поля, угоняли людей в рабство – в общем, в полной мере соответствовали определению Мирового Зла. Этому Злу как раз и противостоит Герой, своей богатырской мощью оберегающий мир и спокойствие, а в случае чего превращающийся в «орудие возмездия», беспощадно карающее всякого, кто на это спокойствие покусился. Собственно, вывод: герой, чтобы быть героем должен постоянно с кем-то сражаться. А вот когда наступает мир, герой становится бесполезен.

    Что происходит с Ильёй Муромцем в мирное время? Он лезет на стену от скуки, вступает в конфликт с князем, после чего впадает в немилость и отправляется в изгнание. И это – не самый худший вариант, какой мог бы быть.

    Гораздо чаще герой, не найдя применения своим способностям, реализует себя в другой роли. Робин Гуд – он ведь тоже герой, настоящий народный герой со всеми непременными «геройскими» атрибутами. Он тоже борется против несправедливости – против королевских чиновников, сборщиков налогов; в конце концов, просто отбирает деньги у богатых и отдаёт бедным. О нём сложено немало песен и легенд, и даже после смерти он продолжает жить в народном сознании…

    Ничего не напоминает?

    Выходит, что народный герой – образ сложный и противоречивый. Как правило, это одиночка-маргинал, отвергнутый своей социальной группой и в силу тех или иных причин вступивший в конфликт с существующим порядком. Собственно, ни бюрократ-чиновник ни барыга-коммерсант никогда не станут народными героями. Они – часть системы, и по сути своей выступают в качестве притеснителей и угнетателей. Первый отбирает у народа свободу, второй – деньги, при чём оба наживаются на человеческом горе и нужде. Само государство устойчиво ассоциируется в народном сознании с несправедливостью, а творят эту несправедливость нечестные «государевы люди», ростовщики и торговцы. Вера в «доброго царя» - не сугубо русская болезнь. Шериф ноттингемский – ставленник прирождённого негодяя принца Джона – и его люди притесняют английский народ, отбирают у него последнее. Но вот появляется Ричард Львиное Сердце, суровый, но справедливый король, который наказывает виновных и возвращает старинные вольности. Правда, легенды умалчивают о том, что произошло дальше, да и в реальной истории всё было не так гладко, но это уже не важно. Украинский народ тоже восторженно ждал пришествия «доброго и справедливого царя» Януковича, который одним махом наведёт порядок, изгнав «злобных временщиков» Ющенко и Тимошенко и их приспешников… Дождался…

    Собственно, в глазах народа власть не может быть справедливой в принципе, потому что она ограничивает права и свободы, заставляет платить налоги, устанавливает правила, за нарушение которых виновных наказывает… При отсутствии врагов внешних, перед лицом которых происходит невиданное в мирное время единение верхов и низов, обителью зла становятся казённые учреждения. При этом рядовой гражданин с этим злом вынужден мириться. Нет, он может, конечно, сидя на скамейке, вдоволь порассуждать о несправедливости чиновников или там соседу пожаловаться, но не более того. На большее духу не хватает. Но вот когда появляется кто-то более смелый, у которого хватает решимости бросить вызов системе, государству, закону, в конце концов. Такой человек сразу же автоматически зачисляется в народные герои. Степень героизма при этом прямо пропорциональна степени маргинальности. Правозащитники и общественники не в счёт – они могут лишь жалобы писать да иски в суд строчить. Только всё это без толку – такими методами бороться за справедливость неэффективно, такую борьбу народ не оценит. Гораздо почётнее взять в руки «шмайсер», уйти в леса и шмалять из-за деревьев в каждого, кто хоть немного похож на врага справедливости.

    Стенька Разин, Робин Гуд, Богдан Хмельницкий, в конце концов – это всё народные герои из прошлого, получившие известность и признание благодаря тому, что восстали против закона. Прометей – герой древних мифов, укравший у людей огонь – тоже криминальный элемент. Пираты, викинги, запорожские казаки наконец. Всё это одного поля ягоды.

    Героями, как правило, становятся не от хорошей жизни. Типичный пример – история знаменитого пирата Клауса Штёртебеккера. Обиженный патроном, этот немецкий Робин Гуд организовал бунт на корабле, выбросил шкипера за борт, и, взяв командование в свои руки, вышел в море с намерением отомстить за свои обиды. Народ прославил его имя в песнях, и даже смерть Штёртебеккера овеяна легендами.

    Большинство людей до сих пор считает, что пираты были по уши в романтике. Совершенно необоснованное мнение. Романтики в пиратстве не больше чем в работе шахтёра. Постоянно пьяный, уставший, ругающийся вор и убийца - это не образец для подражания, а тем более не объект воздыхания юных дам. Но массы определяют своих кумиров, и нам поневоле приходится следовать этим веяниям.

    Вышедшие в последнее время на экран кинофильмы вроде трилогии «Пираты Карибского моря» и американского «Робин Гуда» (последний экранизировался, кстати, до этого великое множество раз и на западе и в СССР) – это всё тот же «Шансон», только в несколько иной форме.

    Потребность в герое, противостоящем несправедливости, тем выше, чем больше вокруг этой самой несправедливости. И не важно, что этот герой – преступник, асоциальный элемент; главное, что он смел и отважен, он бросает вызов сильным мира сего, попирает установленные ими правила, не страшась наказания, за свои убеждения идёт до конца и часто даже погибает в неравном бою. Поэтому в народном сознании образ «благородного разбойника» укоренился давно и навсегда. Разница только в том, что луганчанину ближе герой вроде Валерия Доброславского, а во Львове всё-таки предпочитают Степана Бандеру.


    Сергей САКАДЫНСКИЙ


    категория: Главные новости / просмотров: 6979 / Версия для печати






    Полезная информация:

    Главные новости
    О городе
    Новости города
    Аналитика
    Реклама и информация
    Справочник
    Новости региона
    Криминал
    Популярные новости
     

    Другие сайты Стаханова