Последние новости

  • Транспортная прокуратура начала проверку «Домодедово» и «Бесовца»

  • В авиакатастрофе в России погибли два украинца

  • Масштабный пожар в Киеве: на Крещатике слышались взрывы

  • ГПУ задержала рейдеров, захвативших три корпуса санатория в Крыму

  • В ДТП на Столичном шоссе погиб депутат из партии Тигипко

  • В небе над Крымом у самолета Тегеран-Киев отказал один из двигателей

  • КС Украины признал неконституционным использование красного флага

  • Пожар в Броварах

  • С Януковича спросили за демократию

  • В Донецке ограбили ювелирный отдел ЦУМа

  • Праздники Украины


    Рейтинг@Mail.ru




    « Стахановскому вагоностроительному заводу – 45 лет | 14 АВГУСТА – ОБЩЕГОРОДСКОЙ СУББОТНИК!!! »


    30 июля 2010

    Донбасс онлайн Известный российский дизайнер Артемий Лебедев будет разрабатывать ребрендинг для Донецкой области, сообщил на своей пресс-конференции глава Донецкой обладминистрации Анатолий Близнюк.
    «Если сегодня простых людей, трудяг, которые работают в шахтах, на металлургических и машиностроительных заводах, то есть нас с вами, кем-то называют, и люди, которые нас не знают, продолжают считать нас кем-то, то нас это не устраивает», – сказал в частности Анатолий Михайлович. Надо полагать, и в области почувствовали, что с восприятием «донецких» в Украине что-то не так. Самое время попытаться понять, откуда же взялся и что собой представляет этот «донбасский миф».
    Однозначно можно сказать, что какое-то особое мировоззрение на Донбассе начало формироваться, когда в регион хлынули потоки рабочих на крупные стройки в годы индустриализации. Эта огромная масса людей оказалась перед потребностью поиска своей идентичности.

    Тем более что советская пропаганда предложила свой вариант, который был в основном принят населением, хоть и творчески подкорректирован. С одной стороны, начали прославлять героев-трудящихся. В первую очередь, это был Алексей Стаханов – шахтер-передовик, инициатор движения своего имени, ну и его многочисленные последователи, вроде Паши Ангелиной или Макара Мазая.

    Казенные советские понятия о героике труда, о шахтерской славе укрепляли представление о своей исключительности и необходимости стране, представление о людях рабочих профессий как об элите. При этом такие убеждения сплошь и рядом вступали в противоречие с практикой, в которой шахтерская профессия существовала благодаря дотациям, а ряд городов перешли в разряд депрессивных. Чтобы избежать когнитивного диссонанса, создавался образ врагов, которые «объедают Донбасс». Причем не всегда это место занимал Киев. Можно вспомнить, что в конце восьмидесятых точно такими же главными врагами бастующих шахтеров воспринимались Москва и Коммунистическая партия, которых обвиняли в том же – в паразитировании на Донбассе.

    Причем Коммунистическая партия на востоке страны уже в первые годы независимости имела огромнейший рейтинг, который моментально сдулся с выходом на политическую арену Партии регионов. Из чего можно сделать вывод, что в принципе здешним жителям нужна была не столько социальная справедливость, проповедуемая коммунистами, сколько партия, выступающая защитником «наших» против «ихних» – «бандеровцев-галичан» и «зажравшихся киевлян».

    Теперь давайте посмотрим, что же в нашем случае можно изменить в имидже этого специфического региона? Как видится, проблемы идентификации востока можно разделить на три типа: откровенные мифы, живучие во всей остальной Украине, есть мифы собственно дончан о том, как их воспринимают в других областях, и есть жесткая реальность, которую нужно не маскировать с использованием зарубежных дизайнеров, а самым жестким образом исправлять. А есть, наоборот, черты характера, которыми можно гордиться.

    К мифам о Донбассе скорее всего стоит отнести устойчивое представление о регионе как о крайне криминальном. Если здесь и стреляли в начале девяностых, и взрывали бизнесменов прямо на стадионах, то, в принципе, по всему бывшему СССР происходили разборки в подобном же стиле. Уличная преступность в том же Донецке вряд ли больше, чем в любом другом областном центре Украины. А то, что во время дикой приватизации выходцы из Донбасса сколотили себе крупные состояния, так в этом заслуга только советской власти, оставившей в регионе больше дающих прибыль предприятий, чем в других.

    Миф заключается и в том, что донбассовцы даже во сне думают только об одном – об отделении и создании «Донецко-Криворожской Республики». Хоть такая идея и теплится в головах некоторых маргиналов, по большому счету средний житель востока достаточно прочно ассоциирует себя с Украиной, хоть и считает себя несколько недооцененным.
    К мифам, живущим в Донбассе, можно отнести устойчивую веру здешних жителей в то, что «донецких», во-первых, все ненавидят, а во-вторых – объедают.

    Здесь никакой супердизайнер Лебедев ничего не сможет улучшить, так как эти утверждения не отвечают реальности и являются по сути общедонбасской легендой. Ведь все в стране платят одни и те же налоги, более того – государство дает востоку миллиардные суммы на поддержку умирающих шахт и сопутствующих нерентабельных производств. И если уж кто-то и паразитирует на шахтерах, то это их собственный менеджмент и те местные чиновники, которые сидят на денежных потоках. Что касается нелюбви, то она, скорее всего, относится именно к этой самой прослойке, которая вышла на всеукраинскую орбиту и ведет себя, не считаясь со сложившимися в политической жизни правилами. Но исправить ситуацию может только сама элита, радикально реформировавшись и превратившись в более открытую, плюралистичную, и вообще – государственническую.

    И наконец, что же можно было поднять на щит в Донецкой области? Можно ли в сегодняшней Украине возродить героику труда? Может быть и можно, но ведь никто этого до сегодня не пробовал. Учитывая, что в последнее время в топонимике города были увековечены народные депутаты Ландик и Звягильский, можно сделать вывод, что сегодняшний донецкий герой – это отнюдь не рабочий, а успешный менеджер, достигший таких высот, о которых простому шахтеру не положено и мечтать.

    На этом фоне региону явно не хватает корпоративного героя из народа, такого себе донбасского «водопроводчика Джо», более приземленного и способного стать объектом для подражания. Надо полагать, Артемию Лебедеву стоило бы поработать в этом направлении.

    Во-вторых, Донбассу нужно как-то идентифицировать себя в историческом контексте. Посмотрев на ту историю региона, как ее представляют здешние властители дум, может показаться, что на месте Донецкой и Луганской областей тысячелетиями было лишь дикая и безлюдная степь, пока на нее не ступила нога Джона Хьюза, а затем и Артема. Нужно вернуть Донецкой области воспоминания о ее казаческом прошлом – от Кальмиусской паланки Войска Запорожского и до восстания Кондратия Булавина.

    Кроме того, региональная сплоченность и взаимовыручка, как и пресловутый «шахтерский характер», могли бы тоже стать составляющей положительного имиджа региона. Как говорится, эту бы энергию да в мирное русло.

    Первый ребрендинг комом

    Неудачная попытка ребрендинга Донецкой области уже проводилась, причем в те времена, когда Виктор Янукович сидел в том же кресле, которое сегодня занимает Анатолий Близнюк. В начале двухтысячных был создан и активно действовал фонд «Золотой скиф», ставивший своей задачей «укрепление имиджа Донбасса в национальном и международном масштабах».

    Фонд проявил массу усилий по установке копий пальмы Мерцалова кругом, где только можно: от областных центров Украины до отдаленных государств и даже горных вершин. Кроме того, на Донбассе ставились памятники Соловьяненко, Кобзону и Бубке, а в областной центр привозили подарки от других городов – архистратига Михаила из Киева, копию Царь-пушки из Москвы и колокол из немецкого города Бохум.

    Была разработана и концепция «донбассовцев», то есть людей, не живущих на территории области, но учившихся здесь или имеющих бизнес с местными предприятиями. Таким образом на собрания «землячества донбассовцев» приезжают как русские бизнес-партнеры, так и экзотичные африканцы, когда-то учившиеся в Донецке. Окончилось мероприятие по ребрендингу разбродом и ссорами внутри самого «Золотого скифа», судебными боями за торговые марки и забвением всего проекта с пальмами – хоть одна из них все-таки осталась украшать герб Донецкой области.

    Автор: Николай ПОЛИЩУК







    Полезная информация:

    Главные новости
    О городе
    Новости города
    Аналитика
    Реклама и информация
    Справочник
    Новости региона
    Криминал
    Популярные новости
     

    Другие сайты Стаханова